Хороший адвокат думает о фактах. Отличный адвокат думает о противникеХарви Спектор
Адвокатское бюро «Михайленко и партнеры»

Дело о том, как таможня делала из “воды” вино

Дело о том, как таможня делала из “воды” вино

       Вы думаете с таможней легко спорить? А вот и нет. И самые сложные споры с таможней – споры о том, что ты везешь через границу. Это так называемый спор о классификации товара по ТН ВЭД.

       Было в нашей практике такое дело, то есть не то чтобы одно дело, а целый проект, в рамках которого проведено 8 судебных дел, в которых мы оспаривали взыскание таможенным органом порядка 35 млн рублей таможенных платежей и порядка 25 млн штрафов. Сейчас эти суммы могут показаться не сильно серьезными. Но это был в 2008 год, когда такое взыскание могло убить бизнес.

      Итак, это было летом 2008 года. Обратились к нам в бюро ООО «Ростовский комбинат шампанских вин» и ОАО «Цимлянские вина» вот с какой проблемой. Для производства массового недорогого вина обычного и игристого они завозили из-за границы виноматериал, в основном производства Испании. Там он был не дорогим, но качественным. Завозили и оформляли его через Таганрогскую таможню. И все было налажено и выстроено и с точки зрения логистики, и с точки зрения таможенного оформления. У таможенных органов никогда не было вопросов к коду этого товара.

       Тут надо немного отвлечься и пояснить, в чем суть дела. Когда товар перемещается через границу и декларируется таможенному органу, в декларации, конечно, указывается наименование товара. Но наименование товара в целях декларирования играет не самое важное значение. Ну представьте, каждый декларант будет писать в декларации наименование перемещаемого им товара как ему бог на душу положит. Как таможне определять, что это за товар и как применять к нему меры тарифного и нетарифного регулирования, а проще говоря, какой пошлиной его облагать? Я помню, в одном из музеев видел тариф Петра I 1724 года. Вот там было установлено:

На замши всякие положить 12½ процента для того, что оные делаются в России.
На карты положить с оценки 25 процентов, для того, что оные делаются в России.
На все ленты положить 37 ½ процента для того, что оных в России довольное число.
Мылу испанскому, итальянскому быть в той же силе для того, что в России не делается.

На парчи шелковые положить 25 процентов для того, хотя и ныне не делаются, однако же впредь могут, дабы шелковым парчам русским в продаже препятия не было.

       Сейчас уже никто так тариф не устанавливает. С 1986 года действует Международная Конвенция о гармонизированной системе описания и кодирования товаров, к которой присоединилось подавляющее большинство стран, в том числе и Россия. В этой Конвенции определены принципы систематизации всех товаров и каждой группе товаров присвоен свой определенный код. На базе этой Конвенции сначала в России, потом в Таможенном Союзе, а затем и в ЕВРАЗЭС была принята товарная номенклатура внешнеэкономической деятельности, так называемая ТН ВЭД, в которой и содержатся коды ТН ВЭД. И уже отталкиваясь от нее, каждой группе товаров регулирующий орган установил свой таможенный тариф.

       Так вот, таможенный тариф не предусматривал такого товара, как виноматериал. Было и есть до сих пор лишь вино и сусло. Здесь, уважаемый читатель, мне придется опять отвлечься и поговорить о вине и виноделии.

       Вино! Сколько стихов и од посвящено этому продукту! Сколько нежности и трепета человек испытывает к винограду. В Грузии, например, есть поверье или традиция, что каждый мужчина, уходящий на войну, берет с собой косточки винограда из семейного виноградника, зашивая их в рубашку под сердцем, чтобы, если он погибнет и его похоронят, на том месте вырос бы виноград его семьи. О трепетном отношении грузин к винограду так красочно показано в фильме «Отец солдата». Когда Крым стал нашим (я сейчас про времена Екатерины II) князь Григорий Потемкин Таврический стал активно засаживать его территорию элитными сортами европейского винограда, чтобы производить элитные сухие и полусухие вина. Каково же было его разочарование, когда из этого винограда получались сладкие и, как минимум, полусладкие вина из-за необычного, я бы сказал сказочно-волшебного, крымского солнца, повышавшего содержание сахара в винограде. А Вы знаете, что у нас в Ростовской области растет много автохтонных (оригинальных местных, аборигенных) сортов винограда, признанных на мировом уровне. Ну да ладно, я могу об этом говорить бесконечно.

       Так вот, само виноделие, а скорее его процесс, исторически различен в разных регионах мира и зависит от местных традиций. Например, в таких странах, как Франция, Италия, Испания, Германия вино делается так: плоды винограда отделяются от грозди, потом из плодов прессом (ну или ногами молодых девственниц, ну или, на худой конец, ногами Андриано Челентано) выдавливается сок. Потом в сок с мезгой добавляются “породистые” дрожжи и начинается процесс брожения. Сам процесс брожения регулируется и управляется при помощи внешней температуры. Поэтому раньше бочки с вином хранились в холодных подвалах. Сейчас на современных заводах емкости с вином имеют двойные стенки, в которых циркулирует теплоноситель с заданной температурой: надо ускорить процесс – делают теплее, замедлить – холоднее. В какой-то момент вино отделяют от мезги, и вино доходит до конечного состояния. Когда же вино полностью выбродит, его разливают в бутылки. Это так называемая европейская традиция виноделия. Она же сейчас принята в Южной Африке, в Северной и Южной Америке. Например, все вино, которое делается в Калифорнии в долине Наппа, делается именно по европейской технологии.

       В Грузии традиционное виноделие совершенно иное. Плоды не отделяют от грозди, а давят прямо с ней. В Грузии говорят: «Гроздь – мать винограда, разве можно ребенка сразу отрывать от матери!». Считается, что гроздь насыщает вино, как мать насыщает своего ребенка молоком. Когда пьешь оригинальное грузинское Саперави или Киндзмараули – понимаешь, что это так. Затем это все помещают в огромные, и в два, и в три человеческих роста, врытые в землю глиняные кувшины квевери, которые закупоривают глиняными крышками. Через некоторое время мезгу вынимают и опять закупоривают квевери, отдавая процесс брожения и сотворения вина на милость бога и судьбы. Кстати, в Европе, скорее из-за снобизма, долго не хотели признавать грузинское традиционное виноделие, пока грузинское вино не стало брать международные призы.

       Россия больше придерживается европейских традиций, но и есть свои национальные отличия. В европейском виноделии существует всего два продукта. Выдавленный сок, у которого процесс брожения начался, но процент алкоголя еще не превысил 1%, называется суслом. Все остальное зовется вином: молодым вином, выдержанным вином, но все же вином. В России есть такое же понимание сусла, но вот вином называется только конечный, разлитый в бутылки продукт. А вот промежуточный продукт от сусла до вина признается виноматериалом. Такое деление в России заведено, по крайней мере, с советских времен, более глубоко я не копал.

       Но когда разрабатывалась Международная Конвенция, в части виноделия европейцы не то чтобы лоббировали европейское виноделие. Они, как законодатели в этой сфере, просто взяли свои традиции за основу, потому что других традиций не знали или не хотели знать. Поэтому в этой Конвенции было кодифицировано только два продукта: сусло и вино.

       Наша ТН ВЭД, как Вы понимаете, полностью переняла только эти два продукта, и когда принимался Таможенный тариф, он (тариф) был установлен лишь для сусла – 5% и для вина – 12,5%. Про виноматериал там нет ни слова.

       Так вот, до марта 2007 года завозимый ООО «Ростовский комбинат шампанских вин» и ОАО «Цимлянские вина» виноматериал декларировался по коду сусла и платилась пошлина, установленная для сусла. А в марте 2007 года кто-то из сотрудников Таганрогской таможни задался вопросом: ведь ввозимый виноматериал полностью выбродивший, процент алкоголя 10-11%, с характерным запахом, соломенного цвета (завозился виноматериал для белых вин), практически без осадка, чем не вино? Надо сказать, что с точки зрения сотрудника таможни этот вопрос был вполне логичным. А подтверждением этой догадки для таможни послужил тот факт, что при вывозе из Испании испанские экспортеры декларировали виноматериал как вино.

       И вот тут началось. Стали пересматриваться недавно завезенные поставки. Завозимый виноматериал задерживался в порту и не выдавался в связи с отбором проб на экспертизу. А надо сказать, что к лету 2007 года завозился виноматериал, чтобы успеть произвести достаточно игристого вина к новогоднему столу. По новым поставкам таможенные органы производили условный выпуск с требованием внести обеспечение. А по уже выпущенным декларациям стали выносить классификационные решения, меняя код и требуя доплатить пошлину, НДС и акциз. В дополнение к этому были возбуждены дела об административных правонарушениях по статье недостоверное декларирование. А кто сталкивался с таможней, знает, что штрафы там начинаются от 100% неоплаченных таможенных платежей или стоимости недостоверно задекларированных товаров. Аппетит приходит во время еды, и претензии таможни доросли до дополнительного взыскания порядка 35 млн рублей таможенных платежей и порядка 25 млн штрафов. Клиенты были поставлены на грань разорения.

       Первый иск в Арбитражный суд РО об оспаривании постановления Таганрогской таможни по делу об административном правонарушении о привлечении ООО «Ростовский комбинат шампанских вин» к административной ответственности и признании недействительным классификационного решения Таганрогской таможни об изменении примененного кода ТН ВЭД (дело № А53-6393/2008) уже был подан юристами ООО «Ростовский комбинат шампанских вин», но они чувствовали, что проигрывают и им нужна была более профессиональная помощь.

       Код вина – с 2204 10 по 2204 29, код сусла – 2204 30.

       Юристы таможни, ухватившись за тот факт, что в экспортной испанской таможенной декларации при вывозе виноматериала из Испании был указан код 2204 29, стали лить в уши судьи воду относительного некоего правила единообразия применения Международной Конвенции, которого на самом деле никогда не существовало.

       Ну что ж. Вот с этой “водой” в доводах Таганрогской таможни мне и пришлось бороться.

       Чтобы закрыть все шлюзы и не дать этой воде проникнуть в сознание судьи, прежде всего, пришлось самому изучить и потом представить суду европейские стандарты, регулирующие виноделие. Так я смог доказать, что по европейским стандартам все, что имеет процент алкоголя выше 1%, является вином. Потом пришлось изучить самому и представить суду российские и даже еще советские ГОСТы, в том числе на виноматериалы, доказав, что в российском виноделии такой продукт существует.

       Когда до сознания судьи дошло понимание того, что в Европе этот продукт не мог быть задекларирован иначе, чем вино, я перешел к принципам единообразия. Единообразие, о котором говорили юристы таможни – это не тупое применение одного и того же кода в отношении одного и того же товара таможенными органами разных стран по пути его движения, а единообразное применение правил интерпретации. Мне даже для этого пришлось самостоятельно перевести английский текст Международной Конвенции в части единообразного применения на русский язык, чтобы показать, что речь идет именно о единообразии применения правил интерпретации. Я тогда был сильно удивлен, что официальный русский перевод не совсем точен в этом фрагменте.

       Итак, мы перешли к классификации товара через применение правил интерпретации. Международная Конвенция предусматривает шесть на первый взгляд простых правил интерпретации, по которым определяется код товара и которые зеркально были внедрены и в нашу ТН ВЭД. Шесть простых правил, применяемых последовательно одно за другим, но какая драматургия кроется за этим применением.

       Не буду вдаваться в тонкости интерпретации, но первое и второе правило были неприменимы. Был соблазн применить третье правило, согласно которому товары должны классифицироваться в товарной позиции, последней в порядке возрастания кодов, а это выходил код сусла. Но таможня была категорически против, потому что клиенты везли не вино и не сусло, а третий продукт, виноматериал. И тогда настало время для применения следующего четвертого правила, на котором мы и скрестили шпаги с юристами таможни. Суть этого правила проста, как все гениальное – если не можем применить предыдущие три правила, относим к той товарной позиции, к которой товар наиболее сходен (близок).

       Вот тут юристы таможни и вспомнили свои догадки, что ввозимый виноматериал практически сходен с вином, и обладает всеми признаками вина по проценту сбраживания, по проценту содержания алкоголя, по запаху и цвету, по количеству осадка. В суд привели эксперта ведомственной таможенной лаборатории, которая поясняла, что ввезенный виноматериал является практически вином. Помню, меня веселило указание в заключении экспертизы на органолептический метод испытания. Уверен, такого не было, но звучало так, будто эксперты в том числе принимали этот виноматериал внутрь.

       Вы говорите вино, вы говорите близко к вину? Ну ладно. Я задал эксперту единственный вопрос: что будет, если этот виноматериал разлить по бутылкам? Эксперт была честным человеком и признала, что виноматериал скиснет, потому что он не розливостойкий и склонен к помутнению.

       Вот именно, розливостойкость и опалесценция – это и есть два критерия определения готового вина по российским стандартам. И тут настала очередь обратиться за помощью к Пояснениям к ТН ВЭД. Есть такие довольно толстые тома, в которых раскрывается техническая информация по каждой группе товаров, для облегчения классификации товаров. То, на что в первую очередь будет ссылаться таможенный орган для обоснования своего решения по изменению кода. Вот там и раскрывалось, что оплаесценция – это свойство жидкости пропускать или не пропускать свет, чем меньше света пропускает, тем больше опалесценция. А розливостойкость – это способность вина быть устойчивым к внешней среде.

       Было очень забавно. Увидев, что Пояснения к ТН ВЭД не на их стороне, юристы таможни сходу заявили то, что я обычно говорю в других спорах с таможней по определению кода – Пояснения к ТН ВЭД не являются нормативным актом, а имеют рекомендательный характер. Ха, ха, ха, как удобно, правда?

       Не нравятся Пояснения к ТН ВЭД, пожалуйста. По российским стандартам вино должно быть прозрачным, а не мутным, т.е. не опалесцирующим, и должно быть розливостойким, т.е. не менять свои физико-химические свойства под действием окружающего атмосферного воздуха и солнечного света. Вопросы еще есть? Нет, вопросов больше не было.

       Чтобы виноматериал стал вином, и чтобы его можно было разлить в бутылки и, чтобы он там не скис, для этого его подвергают специальному технологическому процессу обработки. А чтобы виноматериал стал игристым вином, нужен еще более длительный технологический процесс. Это сложный процесс и в его тонкости сейчас вдаваться не хочу, скажу только, что тут применяют и оклеивание рыбьим клеем для осветления, и окуривание диоксидом серы. Но пусть любителей вина это не пугает. Мы ведь знаем, что достаточно открыть бутылочку хорошего красного, дать ему подышать и…

       И получается, что по своим физико-химическим свойствам виноматериал ближе к суслу. Потому что это не вино, а продукт, из которого делают вино, прям как сусло. Как сусло виноматериал способен к самосбраживанию и помутнению, и его еще нужно довести до состояния розливостойкости. А как вино виноматериал точно не готов к тому, чтобы его разлили в бутылки.

       Суд полностью встал на нашу сторону и признал решение таможни о классификации виноматериала по коду вина незаконным. Ну как тут не вспомнить строки нашего все из Евгения Онегина:

Да вот в бутылке засмоленной,
Между жарким и блан-манже,

Цимлянское несут уже;

       А уже потом были еще дела А53-14061/2008, А53-22410/2009, А53-4166/2010, А53-4167/2010, А53-4172/2010, А53-4868/2010, А53-4869/2010.

       Все излишне взысканные таможенные платежи и необоснованно взысканные штрафы были возвращены клиентам из бюджета. Но, по-хорошему, для меня тогда это было не важно. Самым главным было то, что справедливость опять восторжествовала.